Черное и белое валютного рынка Украины

Если спросить выпускника экономического факультета, какие сегменты валютного рынка он знает, то скорее всего назван будет наличный и безналичный. Когда тот же вопрос задать «рядовому» гражданину, то ответом будет также два сегмента, но теневой и официальный. Черный рынок иностранной валюты всегда хорошо чувствовал себя в реалиях национальной экономики, но валютные ограничения, введенные с наступлением 2014 г., вдохнули в него новую жизнь.

НБУ на протяжении всей истории существования отечественной валютной сферы придерживался тех или иных валютных ограничений, тем самым давая валютным теневикам заработать свою долю. Однако в последние годы регулятор сузил возможности обращения и использования иностранной валюты до уровня игольного ушка, что создало фантастические предпосылки для разрастания теневого валютного сегмента. Валютная история Украины всегда показывала плотную обратнаю связь между ограничениями на официальном сегменте валютного рынка и симметричными расширениями его теневой части: ужесточение валютных ограничений приводит к уменьшению доли проведения валютных операций через кассы банков.

Для примера рассмотрим паспортизацию наличного обмена. 11.08.2011 г. НБУ постановлением №278 обязал банки проводить валютно-обменные операции только при наличии у клиента паспорта. Это вызвало значительный резонанс, однако регулятор, несмотря на возмущение банков и их клиентов, на уступки не пошел. Нацбанк доказывал, что это является нормальной практикой в ряде стран, в частности в Италии, Венгрии, Греции, Китае, Японии, России, Болгарии и др. Через месяц после внедрения такой нехитрой новации резко идет на спад общий объем купленной и проданной банками валюты. Причем проследить логику регулятора достаточно трудно. Если НБУ хотел сбить спрос на иностранную валюту, то стоило установить требование предъявлять паспорт только при покупке валюты. Это могло создать для клиентов мотивацию сдавать валюту в банках, а покупать у теневиков. Выглядело бы как здоровый процесс: извлечение инвалюты с черного рынка и вливание ее в официальный. А так получилось наоборот: НБУ просто всех перевел с официального рынка на теневой.

Так, судя по графику, НБУ мог отрапортовать, что паспортизацией удалось выровнять растущий тренд торгов наличной иностранной валютой. Однако, такой барьер не мог в принципе уменьшить мотивы участников валютного рынка к приобретению/продаже иностранной валюты. Данное мероприятие только затруднило операции с наличной иностранной валютой через банки, что заставило искать обходные пути. И эта дорога привела на черный рынок. Но это были еще цветочки…

В 2014 г.. НБУ, видимо, долго думая, придумал ягодки для теневиков. Следите за графиком на рисунке. Неизвестно сколькими росчерками пера было введено в действие постановление НБУ №591 от 22.09.2014 г. В соответствии с данным нормативно-правовым актом в течение одного операционного дня в кассах одного банка один человек мог приобрести валюты на сумму не больше чем 3 000,00 грн. Наряду с этим Нацбанк обратился к применению телефонного инструментария. Так, от казначеев многих банков можно было услышать, что в начале сентября 2014 г. НБУ ежедневно осуществлял обзвон банков и настойчиво советовал, каким должен быть курс. На практике это привело к тому, что курс продажи банков колебался в гиперстрогом диапазоне 11,95-12,05 грн, а валютные менялы с удовольствием покупали по 13,00 грн. Маржа между черным и белым валютными рынками полностью покрывала 0,5% сбор в Пенсионный фонд, который регулятор обязал клиентов платить при покупке валюты.

Описанное породило колоссальные стимулы к вымыванию иностранной валюты из банков и вливанию ее в черный рынок. Население массово бросилось в банки покупать валюту на 3000,00 грн в день и сразу же перепродать ее на черном рынке по более высокому курсу. Это продолжалось в течение всего октября 2014 г. Когда валютные менялы получили немалый доход, а девальвационный пар срывал все крышки, Нацбанк немного ослабил гайки. И курс мгновенно взлетел до 16,00 грн.

Если предыдущий этап можно считать расширением масштабов черного рынка валюты, то следующий стал этапом формирования инфраструктуры, необходимой для качественного функционирования теневого сегмента валютного рынка. На фициальном валютообменном рынке добавлялось ограничений, а черный обрастал удобствами.

04.11.2014 г. регулятор национальной монетарной сферы придумал новую фичу – валютные аукционы для поддержки касс банков. Данный инструмент имел особое предназначение: определять курс гривны. Суть аукционов заключалась в том, что банки формировали заявки на приобретение валюты, НБУ отсекал 5 самых крупных и 5 маленьких и с этой середины выводил среднее. Это среднее называлось индикативный курс. Банки имели право использовать значение индикативного валютного курса за предыдущий день с отклонением до 5% при установлении курса. В это время реальный рыночный курс был на 2-3 грн выше. Соответственно, это опять же стимулировало населения высасывать иностранную из банков и вливать ее в черную валютную дыру. Банки, которые решались продавать иностранную валюту, ждали метровые очереди и километровые убытки.

Но потери не обошли даже те банки, которые временно закрыли свои обменники. Ловкие клиенты ряда банков заметив, что конвертирование гривны в иностранную валюту по карточным счетам происходит по курсу ближе к официальному, чем к рыночному, быстро наладили «собственное дело». Суть бизнеса была достаточно простой: открыть карточный счет в украинском банке в национальной валюте, внести на него средства, снять их за границей в иностранной валюте и по значительно более высокому курсу продать данную валюту в Украине на черном рынке. Курсовая маржа такого предпринимательства совпадала с курсовым убытком банков. Конечно, через некоторое время банки исправились и начали осуществлять конвертацию по рыночному курсу. Однако потери они понесли немалые.

На сегодняшний день объемы теневого валютного рынка значительно превышают объем валютных операций в банках. На рисунке, представленном в начале статьи, видно, какими могли бы быть объемы официального сегмента валютного рынка, если бы были отменены валютные ограничения. Однако, если звезды зажигаются, то это кому то выгодно. Черный рынок иностранной валюты генерирует колоссальные доходы. За последние годы произошел масштабный рост количества небанковских обменников валюты. Особенностью этих микрофинансовых учреждений является наличие двух курсов: витринного и телефонного. Витринный – это тот, который спускают сверху и который всегда одинаков в обменниках разных владельцев. Телефонный – это тот, по которому реально можно продать/купить иностранную валюту, если вы знаете владельца/кассира и тому подобное.

Теневой валютный рынок в Украине существовал всегда. Но за последние 5 лет он получил две важные опоры: это паспортизация и ограничения на покупку валюты. Результатом этого стало не снижение спроса на наличную иностранную валюту, а уменьшение официальных объемов валютно-обменных операций в целом. Бесспорно, до введения ограничений проблема избыточного спроса на наличную валюту существовала. В частности, в 2011 г. население купило инвалюты на сумму 31,693 долл. США. По сравнению с нынешним объемом золотовалютных резервов это кажется космической суммой. Однако барьеры Нацбанка не лишили населения стимулов к ее приобретению, а лишь усугубили процесс. Сейчас можно только догадываться, какова истинная глубина черного сегмента валютного рынка.

Наряду с этим, проблема теневого валютного рынка имеет и обратную сторону. Ведь черный рынок наличной иностранной валюты и является реальным валютным рынком. Именно здесь существует реальный валютный курс, по которому происходит большинство сделок. Поэтому перед НБУ стоит задача соединить два сегмента рынка в один официальный, который будет функционировать без ограничений, то есть так, как сейчас теневой.

Богдан Дуда, кандидат экономических наук, финансовый публицист

Be the first to comment on "Черное и белое валютного рынка Украины"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*